БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

26 830 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иванов Александр
    Заксенха́узен — нацистский концентрационный лагерь, расположенный в городе Ораниенбург в Германии. Освобождён Красной...Как еврейка Стелл...
  • Поль Меерсон
    Получив черноморские проливы, Россия не только получала выход в Средиземное море(и составляла конкуренцию англам в мо...Что стало бы с Ро...
  • Nikolia Vovchenko
    Это не мечты,а идеологическая диверсияЧто стало бы с Ро...

Как маршал Жуков спас утонувшую советскую подлодку М-351

Как маршал Жуков спас утонувшую советскую подлодку М-351

Возможность выжить в аварии на подводной лодке сравнима с шансом уцелеть во время авиакатастрофы в воздухе. Как правило, погибают все, кто в этот момент находится внутри. Если суша к человеку более благосклонна, то воздух и морские глубины отказываются признавать в нём хозяина. Но есть и существенное различие. Любая авиакатастрофа немедленно становится достоянием СМИ, особенно если речь идёт о гражданских самолётах. Весь мир вмиг облетают фотографии остатков фюзеляжа и багажа, разбросанных в радиусе нескольких километров. А вот передвижения субмарин строго засекречены, ведь скрытность — самое главное преимущество этого судна. Зачастую о выходе подводной лодки в море становится известно только тогда, когда в прессу просачивается информация о связанном с ней ЧП. Так что места подводных трагедий охраняет не только невозмутимая морская гладь, но и гриф секретности.

Подводные войны

Проект подводной лодки разрабатывал еще Леонардо да Винчи, однако впервые в боевых условиях субмарина была применена во время войны американских колоний за независимость. Тогда с её помощью американцы совершили неудачную попытку взорвать британский линкор. Полномасштабные же морские сражения начались во время Первой мировой войны, когда в водах мирового океана действовали около 600 субмарин.

Но несмотря на то, что конструкции подводных лодок с каждым годом модернизируются, они не зря заслужили прозвище «стальные гробы». За всю историю подводного флота зафиксировано около двухсот чрезвычайных происшествий, нештатных ситуаций и масштабных катастроф. Всем известна трагическая судьба российской подлодки «Курск», а те, кто следят за новостями, помнят об аргентинской субмарине «Сан Хуан» и индийской «Синдуракшак».

Однако мало кто знает, что в 1957 году этот печальный список едва не пополнился ещё одной трагедией. 22 августа советская подводная лодка Черноморского флота М-351 почти в вертикальном положении вонзилась в вязкий грунт на глубине 83 метра. Благодаря усилиям и стойкости экипажа, а также чёткой организации спасательных работ все подводники были спасены, что делает этот случай уникальным в истории подводного флота. 

«Был ясный солнечный день»

Подводная лодка М-351, тремя годами ранее сошедшая с конвейера в Ленинграде, готовилась к учениям в Чёрном море. Командовал судном капитан 3-го ранга Ростислав Белозёров. Экипаж субмарины должен был отработать срочное погружение, причем до этого он уже три раза успешно справился с данной задачей. Во время четвёртого погружения на заданную глубину 7 метров с судном стало твориться что-то неладное. Субмарина перестала подчиняться экипажу и дала резкий дифферент на корму, а все попытки произвести аварийное всплытие ни к чему не привели. Через несколько минут подводная лодка стала стремительно опускаться и зарылась кормой в вязкий грунт морского дна. Подробное описание событий тех августовских дней мы находим в «Заметках на память» С.С. Колесникова, помощника командира АПЛ М-351.

Как откроется позже, всему виной были недостатки конструкции шахты подачи воздуха к дизелям, которая несвоевременно захлопнулась при погружении. В 6-ой отсек стала быстро поступать вода, что и привело к частичному затоплению подлодки. Из 6-го отсека вода просочилась в 7-ой и, попав на электрощит, вызвала возгорание. Находящиеся в отсеке три матроса и электрик незамедлительно приступили к спасению судна. Ценой немалых усилий они смогли обесточить электрощит и тем самым обеспечили работу судна в ходе следующих нескольких дней. Тем не менее в субмарину уже успело проникнуть более 40 тонн морской воды.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Подводники хорошо знали это жестокое правило и слажено действовали, прекрасно осознавая, что помощь с берега может и не подоспеть. Выпустив на поверхность аварийный буй, они начали борьбу за выживание. После того как главный насос запустить не удалось, было решено переносить воду с помощью всех возможных емкостей в 1-й отсек, где насос работал в штатном режиме. Моряки выстроились цепочкой и начали черпать воду подручными средствами. В ход шли не только вёдра, но даже консервные банки. Осложнялось всё положением субмарины, воткнувшейся в дно практически под углом 45 градусов. Воду приходилось поднимать на высоту почти 50 метров и за первые сутки моряки перенесли более 10 тонн воды.

Однако к ощутимому результату это так и не привело. К тому же концентрация углекислого газа в воздухе сильно повысилась, остро ощущалась нехватка кислорода, а температура внутри судна почти сравнялась с температурой воды за бортом (около 7 градусов). Индивидуальных спасательных средств на субмарине не было, поэтому моряки постепенно начинали терять присутствие духа. Здесь стоит отметить достойное поведение командования подлодки: до самого дня спасения офицеры поддерживали строгую дисциплину, организовали выпуск боевых листков и запись подводников на увольнение в город. 

Чудесное спасение

На берегу исчезновение субмарины заметили не сразу, ведь связь прервалась прежде, чем капитан успел сообщить об аварии. Поэтому спасательная операция началась только спустя сутки. Вдобавок ко всему в это время на море разыгрался шторм. Маршал Г. Жуков, узнав о трагедии, взял дело под личный контроль, пригрозив трибуналом командующему Черноморским флотом. Угроза, видимо, сработала, так как уже на следующие сутки была осуществлена подача кислорода к подлодке и были переданы комплекты тёплых вещей и продуктов, а также восстановлена телефонная связь. Не нужно говорить, что всё это вселило в сердца моряков потерянную было надежду.

Первая попытка вытянуть субмарину с помощью троса провалилась: трос порвался, однако дифферент судна был значительно уменьшен, что позволило подводникам откачать оставшуюся в отсеках воду. Вторая попытка поднять лодку скрывала в себе ещё большие риски: в случае неудачи судно могло непредсказуемо изменить положение. Тем не менее в ночь на 26 августа спасатели зацепили субмарину тремя тросами и принялись вновь вызволять её из морского плена. Медленно, но верно лодка начала поддаваться, и под ликующие возгласы экипажа и гул стравливаемого воздуха субмарина вынырнула на поверхность. Это произошло в 2 часа 30 минут. Моряки более трех суток провели в изнурительной борьбе со стихией и собственным страхом. И чёрная южная ночь показалась тогда многим светлее самого солнечного дня.

Но на этом история не закончилась. Как пишет А.С. Николаев в статье «Три с половиной дня на дне морском», в итоге наградами были удостоены лишь водолазы, участвовавшие в спасательной операции, всего около 10 человек. Героический же экипаж подлодки орденами и медалями обошли. Руководство страны посчитало их виновниками происшествия, которые недостойны каких-либо государственных знаков отличия.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх