На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Вячeслaв Зотов
    Господи Иисусе Христе , Сыне Божий, помилуй душу грешнаго раба Твоего Григория Федоровича за его бесчинства,злобу и ж...Кровавое усердие ...
  • Сергей Ермилин
    Не стоит забывать о том, что убрали царя от власти, именно белые генералы!!!...А вероломство Маннергейма, доказывают ...Почему Маннергейм...
  • Олег Зайчиков
    Юрий Васильевич Сергеев рассказывает этот факт от участников тех боёв .,ветеранов и их потомков ......Отец и сын против...

Новогодний подарок 1942 года – освобождения Керчи и Феодосии

31 декабря 1941 года Красная Армия сделала советскому народу достойный подарок. Совинформбюро сообщило, что Закавказский фронт освободил два крымских города – Керчь и Феодосию. Сообщалось что в результате жестоких боев. Но о подробностях, о больших и кровавых потерях, о просчетах советского командования, о неопытности командиров не говорилось.

..

Бои за Крым начались в конце сентября 1941 года. 26 сентября части 11-й армии вермахта под командованием талантливого генерала Манштейна прорвались через укрепления Перекопского перешейка и вошли на полуостров. А Крым удобно защищать лишь на Перекопе. После его падения обороняющимся приходится отступать к Севастополю и Керченскому полуострову. Только там можно закрепится. Так случилось и осенью 41-го. Часть советских войск отошла к Севастополю, большая часть 51-й Армии к Ак-монайским позициям на Керченском полуострове. Там, в самом узком месте полуострова можно было задержать немцев и румын. Но, к сожалению этого не случилось. В первую очередь по вине командующего армией генерал-полковника Федора Кузнецова и направленного к нему на помощь представителя Ставки маршала Григория Кулика. Эти два «полководца» буквально сдали удобные ак-монайские позиции, а затем Феодосию и Керчь, эвакуировав войска на Кубань. Весь Крым, кроме Севастополя был захвачен.

Попытка вермахта взять Севастополь с лету не удалась. Для взятия города Манштейну пришлось стянуть почти все свои силы. Для прикрытии Керченского полуострова он оставил лишь одну 46-ю пехотную дивизию и несколько румынских полков горной пехоты. Советское командование решило использовать это обстоятельство для нанесения ответного удара силами Закавказского фронта и Черноморского флота.

Почему Закавказского? Да потому что это были свежие части, переброшенные из Ирана, где они до этого осуществляли оккупационные задачи. С одной стороны это были свежие и полнокровные подразделения, но вот насчет опыта и «обстрелянности» возникают вопросы. Они участвовали в боевых действиях в Иране в августе 1941-го. Но это были действия против слабого противника, воевавшего хаотично, стихийно и неорганизованно. Это сыграло свою роль. Бойцы и командиры Закавказского фронта ожидали такой же войны и против немцев. Но вермахт и даже румынская армия была гораздо более сильным противником.

 Генерал-лейтенант Дмитрий Козлов

По плану начальника штаба фронта Федора Толбухина планировалось нанести одновременные удары в трех местах, но командующий фронтом Дмитрий Козлов решил провести операцию в два этапа: 26 декабря высадить десант и взять Керчь, через три дня высадится в Феодосии. Вначале с кораблей планировали в Феодосии высадить 79-ю морскую бригаду, а затем на захваченные плацдармы 345-ю стрелковую дивизию. Но тут войска Манштейна начали штурм Севастополя, и эти подразделения срочно перебросили туда. В десант определили 9-ю и 63-ю горнострелковые дивизии, укомплектованные в основном кавказцами и азиатами не умеющими плавать. Менять в таком ответственном и сложном деле морских пехотинцев на горных стрелков — рисковый шаг, но время поджимало, а других частей под рукой не имелось.

 

Высадка частей 51-й армии (генерал-лейтенант В.Н. Львов), которые также вошли в Закавказский фронт, на северо-восточное побережье Керченского полуострова началась утром 26 декабря 1941 года. Тяжелые условия: на море бушевал шторм, у берега образовалась кромка льда, препятствовавшая подходу судов; температура воздуха упала до 10–15 градусов ниже нуля. К тому же ни Черноморский флот, ни Азовская флотилия не имели специальных средств для выгрузки тяжелой техники и высадки войск на необорудованное побережье. Для переброски войск использовались малые боевые корабли, промысловые сейнеры, шаланды и земснаряд. На буксире они тащили рыбацкие лайбы и несамоходные баржи. Во время ночного перехода строй отрядов распался, рвались тросы, и многие лодки, в которые набивалось до 20 человек, были потеряны. Высадка десанта началась с опозданием и не во всех намеченных пунктах. Достичь внезапности при этом не удалось.

Доставленные к району высадки солдаты прыгали в ледяную воду и брели к берегу, где окапывались в ожидании следующей волны десанта. Многие, особенно раненые, замерзли, так как 27 декабря шторм усилился, движение судов по проливу было запрещено и возобновилось лишь сутки спустя. Несмотря на противодействие со стороны противника, советским войскам удалось захватить ряд плацдармов по обе стороны Керчи. Словно в насмешку над этими невероятными усилиями людей, пролив через 2 дня сковало льдом, и основные силы 51-й армии переправились в Керчь буквально пешком.

 

Манштейн вначале посчитал керченские десанты отвлекающим маневром, призванным облегчить положение защитников Севастополя. Он приказал командиру 42-го корпуса генералу Шпонеку сосредоточить все силы 46-й пехотной дивизии и сбросить русских в море, а для прикрытия Феодосии направить 4-ю горную, 8-ю кавалерийскую румынские бригады и один немецкий пехотный полк — свои последние резервы. Остальные силы 11-й армии были втянуты в жестокие бои за Севастополь: казалось, что нужно предпринять последнее усилие — и крепость падет. Поэтому 28 декабря немцы продолжили штурм.

Но 29 декабря корабли Черноморского флота подошли к Феодосии и несмотря на потери отогнали огнем немцев от причалов, куда стал высаживаться десант. Отбросив подходящие румынские бригады войска 44-й Армии (генерал-майор А.Н. Первушин), заняли к вечеру город. Генерал Шпонеке узнав о падении Феодосии, приказал оставить Керчь. Отход 46-й дивизии больше походил на бегство, ее части, бросив большую часть артиллерии и боевой техники, форсированным маршем отступили на Ак-Монайский перешеек (за самовольный отход граф Шпонек был предан суду военного трибунала и позднее расстрелян, а личный состав 46-й пехотной Гитлер запретил представлять к каким бы то ни было наградам).

 

Но вот дальше начались странности. Как признавал позже, Манштейн в своих мемуарах создалась критическая для гитлеровцев ситуация: «Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и быстро стал бы преследовать 46 пд от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка... Решалась бы судьба всей 11-й армии. Более решительный противник мог бы стремительным прорывом на Джанкой парализовать все снабжение армии... Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать».

Но к удивлению немцев наступавшая через Керчь 51-я армия вела преследование очень вяло, а войска 44-й армии от Феодосии основными силами двинулись не на запад, а на восток, навстречу 51-й армии. «Противник явно видел перед собой только свою тактическую цель — уничтожение наших сил на Керченском полуострове — и совершенно упустил из виду оперативную цель — пересечение основной жизненной артерии 11-й армии». (Эрих фон Манштейн).

 

Но с Каменным человеком такие просчеты не проходят даром. Воспользовавшись задержкой наступления уже Крымского фронта, он жесткими методами привел в порядок впавших в панику солдат 46-й дивизии, подтянул к ак-монайским позициям все наличные резервы. Укрепил румынские части немецкими солдатами. Погнал в бой всех тыловиков, в том числе охрану собственного штаба.

Обстановка требовала немедленного развития активных действий, пока Манштейн не успел еще создать прочной обороны, слабость его сил на этом участке создавала исключительно выгодные условия для развития наступления. Ставка требовала от Козлова скорейшего выхода к Перекопу, а также нанесения ударов в тыл севастопольской группировке противника. Но тот под предлогом неготовности войск оттягивал переход к наступательным действиям. Его сомнения можно понять: в ходе десантной операции было потеряно более половины участвовавших в ней войск — 42 тыс. человек, из них около 32 тыс. убитыми, замерзшими и пропавшими без вести. Козлов сообщал, что наступление может быть назначено не ранее чем на 12 января. Затем срок наступления перенесли на 16-е число, однако оно так и не состоялось, хотя в распоряжении Козлова к этому времени имелась 181 тыс. бойцов и офицеров. Даже имея тройное превосходство в силах, советские генералы не решились на глубокую операцию и хотели накопить побольше сил.

Да еще не умели наши войска эффективно действовать в наступлении. Некоторые из частей находились в полном бездействии. Плохая организация: связь лишь нарочными, в захваченные порты не были своевременно доставлены средства ПВО и немецкая авиация безнаказно бомбила их, на плацдарме не имелось ни одного медицинского учреждения, ближайший госпиталь находился на Кубани. Раненые бойцы, получив первичную перевязку в полковой санроте, свозились с позиций в Керчь, оттуда оказией на пароходах самостоятельно добирались до Новороссийска.

За это время немцы прочно оседлали ак-монайские позиции и сковырнуть их стало уже гораздо проблематичней. 18 января они снова отбили Феодосию. Неудача с захватом ак-монайских позиций через несколько месяцев аукнулась Крымской катастрофой. Но это уже другая история.

При всех недочетах и плохой организации Керченско-Феодосийская десантная операция сыграла свою роль. Немцы и румыны потеряли 10 тысяч солдат и офицеров. Оттянуты значительные силы от Севастополя, в результате которого первый штурм провалился. Несмотря на все минусы, недочеты и плохую организацию это была одна из первых побед Красной Армии. Кровавая с тяжелыми потерями, но победа. Красная Армия только училась наступать и побеждать.

Фарватер Истории

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх